Бить или не бить? Вот в чём вопрос…

Бить или не бить? Вот в чем вопрос...Продолжая начатую тему:  Воспитание без насилия. Возможно ли? предлагаю вашему вниманию, уважаемые гости, обсудить: можно ли обойтись без физических наказаний в воспитании детей?

Остановимся на физическом насилии в отношении детей, каковыми являются члены нашего общества до достижения 18 летнего возраста. 

Благополучные родители и заботливые педагоги (которые тоже практически все являются родителями) для оправдания подзатыльников, оплеух, хлестанья ремнём по «мягкому месту» и прочих изощрённых методов физического наказания любимых чад, с благородной целью − избавления их от нежелательного родителям и обществу форм поведения − подводят философскую основу «БИТЬЕ определяет сознание!», «школе нужны РОЗГИ».

Действительно − определяет! В этом нет сомнений. Но, к великому сожалению, не всегда в том ключе, на который возлагают надежду заботящиеся о благополучии детей взрослые. Чему может научить ребёнка битье? Давайте попробуем разобраться в этом вместе.

Первое − формирование стойкого убеждения, что насилие − лучший и единственный способ добиться желаемого и убеждение − когда я стану взрослым и у меня будут свои дети, я тоже буду их бить. А если кто из детей и, страдая от побоев, всё ж думает, что никогда не будет бить своих детей, редко реализовывает эти свои детские планы, ставши взрослым, а идёт по накатанной веками дорожке.

Второе, завуалированное, и от этого более опасное, потому что не осознаётся, остаётся на бессознательном уровне человеческого сознания − меня бьёт человек, который меня любит; значит, того, кого я люблю − можно бить. Эта подсознательная установка фигурирует в детских драках и потасовках, а так же может ярко проявиться во взрослом возрасте и всплыть в таких формах семейного поведения как мазохизм − бьёт, значит ‑ любит; садизм − люблю, значит ‑ имею право бить; и садомазохизм − принятие, одобрение и получение удовольствия от физического насилия во взаимоотношениях между людьми. Кроме этого, порка может привести к пробуждению ранней детской сексуальности − ребёнок, ощутивший во время порки оргазм, в дальнейшем провоцирует родителей на этот акт экзекуции, что б испытать сексуальное удовлетворение. Страшно, что получение удовольствия от страха и боли в дальнейшем становиться для него нормой жизни.

И третье, у ребёнка, которого физически наказывают за какую-либо провинность (по реальному или ложному обвинению) значимые для него люди − родители, педагоги − может сформироваться агрессия − мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам сосуществования людей, наносящее вред объектам нападения, приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт. А это поведение строится на ненависти к обидчикам за то, что они выявили его проступок и желание отомстить, но сделать это так, что б никто ничего не узнал, что бы избежать наказания. Или аутоагрессия − самоистязание, самобичевание, уход в алкоголизацию и наркотики и крайняя форма − суицид − я плохой, никчемный, меня не за что любить, я никому не нужен, жизнь не имеет смысла.

Неужели, если б любящий родитель, знал о таких возможных последствиях своих воспитательных последствий, он стал бы их применять?

Увы! Даже самые психологически подкованные педагоги в вопросе пагубности физического наказания детей и любящие родители могут себе позволить обозвать, потрепать, дёрнуть, ударить ребёнка, крикнуть на него. Почему это случается?

Обозначим причины:

  • стойкое социальное убеждение − так делают ВСЕ, ни один ребёнок не вырос не битым; нас в детстве били − и вот мы выросли нормальными людьми;
  • ощущение своего бессилия в отношении нежелательного поведения ребёнка, не знают как воздействовать по-другому и в пограничных состояниях сознания на ум приходит первый шаблонный социально-признанный метод − проявление по отношению к ребёнку физического насилия и, конечно же, в благородных воспитательных целях;
  • ребёнок не может ответить тем же.

Потом, уже после свершившегося акта битья, сценарии родительских размышлений по поводу насилия над ребёнком и поведения взрослых могут идти разными путями:

  • обвинение в случившемся ребёнка − он (ребёнок) сам виноват,  заслужил, если б не сделал, не сказал, я б его ни за что б не ударил, пускай ведёт себя хорошо, что б не быть битым;
  • самообман − чем сильнее накажешь (так что б запомнил), тем больше вероятность, что такого никогда не повторится. И что парадоксально − в некоторых случаях не повторяется, но не потому что ребёнок понял и осознал глупость, мерзость, ужас содеянного им, а из страха быть избитым. Поведение ребёнка в данном случае не изменяется, а уходит в «подполье», извлекается урок − нужно делать так, что б не быть пойманным, уличённым;
  • самооправдания − не сдержался, нервы ни к чёрту, постараюсь, что б такого больше не повторялось или, по крайней мере, случалось как можно реже и вывод − нужно искать и использовать другие способы воздействия на ребёнка и способы избавления от нежелательного поведения;
  • раскаяние − вплоть до прошения прощения у ребёнка.

Бывает, что раскаяние выступает последней каплей в изменении родительской философии в отношении насилия над ребёнком и способствует принятию внутреннего обета «Я больше никогда не подниму руку на ребёнка». В дальнейшем происходит огромная внутренняя робота взрослого с самим собой. Нахождение и применение иных − ненасильственных способов воспитания и воздействия на ребёнка.

Но, если это происходит неоднократно, по замкнутому кругу − «ударил − раскаялся − попросил прощения (может заменяться не словесными проявлениями: нарочитая нежность, задабривание подарками, разрешение делать то, за что недавно били) − ударил» − есть шанс, вырастить из ребёнка асоциальный элемент, преступника, в отдельных случаях − маньяка. При данной родительской позиции у ребёнка сбиваются социальные ориентиры, он не может понять, чего от него хотят родители: вроде за такие же самые действия и поощряют, и наказывают. Этот путь даже пагубнее того, когда взрослый убеждён в справедливости применённого им физического воздействия по отношению к ребёнку в воспитательных целях и формирует это убеждение у ребёнка.

Так бить или не бить ребёнка? Моё мнение − однозначно − не бить? Это мнение не только педагога и психолога, но и матери взрослого сына, выросшего без битья. У Вас ещё остались сомнения по поводу недопустимости насилия над ребёнком? Тогда приглашаю познакомиться со следующей публикацией: Воспитание без насилия? Возможно!

Ещё можно почитать:

Запись опубликована в рубрике Детская с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

19 комментариев на «Бить или не бить? Вот в чём вопрос…»

  1. Жанна говорит:

    Спасибо за статью! Оказалась очень полезной.

  2. Степан говорит:

    Ваш пост навел меня на думки. До этого вснгда думал, что бить детьей это нормально, если заслужили.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

CommentLuv badge